Меню
16+

Информационная общественно-политическая газета «Вперёд»

28.06.2019 10:40 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 25 от 28.06.2019 г.

Врачи назвали эту историю обыкновенной

На прошлой неделе телекомпания ГТРК «Амур» показала сюжет о китайском мальчике Мэн Сяньго, который получил страшные ожоги и был прооперирован врачами Тыгдинской больницы. Две медсестры-практикантки пожертвовали мальчику свою кожу. Случилось это в 1958 году.

Сегодня уже пожилой Мэн Сяньго из провинции Хэйлунцзянь , приехал в Амурскую область в надежде лично поблагодарить медиков, которые, как он утверждает, подарили ему вторую жизнь.

Четырехлетний Мэн Сяньго упал на горячую печь. Времени везти деревенского мальчика в городскую больницу не было, поэтому перебрались через пограничную реку Амур к врачам села Черняево (тогда границу между Россией и Китаем можно было пересечь свободно). Здесь его лечили полтора месяца. Однако без пересадки кожи было не обойтись, поэтому ребёнка отправили в Тыгдинскую районную больницу.

Никакой информации об этой истории в амурском архиве нет, единственный источник — публикации в китайских СМИ, утверждала корреспондент ГТРК «Амур». Те люди, которые непосредственно спасали мальчика, лечили его, уже ушли из жизни. Однако корреспондент областного телевидения не права: большой материал об этой истории собрала, проведя огромную поисковую работу, бывший (с горечью говорим о ее преждевременной кончине) директор музея истории амурского казачества в Магдагачинском районе Л.В. Ворон. В нашей газете №45 от 20 ноября 2015 года был опубликован её материал об этой истории, статья называлась «Спасение китайского мальчика». Кроме того в газете «Амурский комсомолец» за 1958 год была опубликована статья «Обыкновенная история», рассказывающая об обожженном китайском мальчике и двух девушках-медичках, благодаря которым мальчика удалось спасти. Эту газету бережно хранят уже более 60 лет в семье Дорошкиных. Нам её передала сестра Вали Дорошкиной ( одной из героинь этой истории) Людмила, которая живёт в г. Благовещенске. Сама Валя после окончания медучилища жила и работала в Сиваках. К сожалению, её уже нет в живых.

Мы предлагаем нашему читателю текст статьи «Обыкновенная история».

Обыкновенная история

Собираясь в командировку, я знал основные моменты того события, о котором мне предстояло написать. Услужливое воображение уже рисовало мне одну картину за другой. Мысленно я почти видел полные мужества портреты своих героев.

«Холодным душем» был для меня первый же разговор с хирургом Тыгдинской больницы Иваном Андреевичем Комаровым:

-Если вы собираетесь писать о героическом поступке, о подвиге, — сказал он мне, — то этот случай вами выбран неудачно. В нём нет ничего особенного. Самая обыкновенная история.

Прав ли Иван Андреевич? На это вопрос попробуйте ответить сами. А я расскажу по порядку о том, что узнал.

Мэн Сяньго попал в беду

Мэн Сяньго идёт четвёртый год, и он страшный непоседа. Мать мальчика, двадцатишестилетняя Чан Тиин, устала с ним: то сойдёт с рук, то снова заберётся, всюду суёт свой носик-кнопку, всё хватает, что попадает под руки.

Февраль в Северном Китае холодный, но когда затопишь печурку, тепло от неё всё плотнее и плотнее заполняет все уголки скромного крестьянского жилья, Чан Тиин подождала, пока огонь разгорится, прикрыла дверку и, взяв ведро, выбежала за водой.

Мэн Сяньго сначала опасливо смотрел на красную полоску яркого пламени, видневшегося из щели, образованной неплотно прикрытой дверцей. Он знал, что к этому яркому, которое издаёт какой-то треск, подходить нельзя – ему не один раз доставалось от мамы за попытки поближе рассмотреть это чудовище. Однако соблазн был так велик, что Мэн Сяньго не удержался, подошёл, потянул ручонкой и приоткрыл дверцу. На него вывалился из топки пламенеющий уголь. Он попал на локтевой сгиб правой руки мальчика, загорелась рубашонка, пламя захватило плечо. Мальчик кричал, но дом был пуст. Мэн Сяньго упал без сознания.

На счастье в дом вошёл дедушка. Он бросился к мальчику, погасил пламя. Но то, что он увидел на правой стороне лица, на руке и плече под разорванной рубашкой внука, заставило старика содрогнуться. Он поднял Мэн Сяньго на руки, крикнул вошедшей матери, чтобы она накрыла чем-нибудь сына, и бросился бежать к реке, чувствуя за собой причитания и тяжёлое дыхание Чан Тиин. Через несколько минут они были на другом берегу Амура.

Необходима операция

Почти полтора месяца китайский мальчик пролежал в больнице сначала в Кузнецово, затем в Черняево.

Затем его отправили в Тыгдинскую районную больницу.

Появление нового больного для работников больницы – событие незаметное. Только девушки-практикантки, приехавшие в Тыгду из Райчихинского медицинского училища, встречают каждого с «профессиональным» любопытством и с желанием самостоятельно установить диагноз. Ведь очень скоро им предстоит решать сложные вопросы без помощи опытных врачей, без преподавателей.

Больного принял хирург Иван Андреевич Комаров. На него смотрели уставшие плакать большие красивые глаза китаянки, смотрели настороженно, с надеждой и мольбой. «Да, нужна пересадка», — думал он про себя, а вслух объяснял девушкам-практиканткам, что нужно делать, когда поступает больной с ожогами. Держа мальчика за руку, Иван Андреевич чувствовал, как горит маленькое тельце. У ребёнка высокая температура.

Да-да, нужна пересадка кожи, и в самом срочном порядке! За четыре года, которые Иван Андреевич после окончания Воронежского медицинского института проработал в Тыгдинской районной больнице, ему пришлось сделать не один десяток более трудных операций не только в стационаре, но и в сложных условиях отдалённых сёл, куда приходилось добираться в любую погоду. Техника пересадки его не смущает, он с ней справится. Главное другое – нужна кожа.

Оставив больного на попечение медсестёр, Иван Андреевич вышел.

-Пригласите, пожалуйста, ко мне практиканток, — попросил он проходившую мимо санитарку.

В кабинет вошли две девушки. Хирург внимательно посмотрел на девушек. Вот сидят они перед ним разные и в то же время чем-то похожие друг на друга. Вот эта бледненькая, с большими карими глазами, Валя Дорошкина, наверное, маменькина дочка. Ну, да ничего!

-У маленького Мэн Сяньго, — сказал он девушкам, — два участка ожога – на лице и на локтевом сгибе – никак не зарастают. Нужен биологический стимулятор, подталкивающий организм мальчика к рождению кожи и уменьшающий обезвоживание. Таким стимулятором может служить только кожа, здоровая кожа, пересаженная на незаживающие участки.

-Я дам кожу.

Иван Андреевич повернулся на голос. Со стула поднялась «маменькина дочка». Но тотчас же и другая заявила о готовности помочь маленькому мальчику.

Девушки совсем не похожи друг на друга. Валя Дорошкина худенькая, вся какая-то комнатная. А Валя Филатова широкая в плечах, круглолицая, румяная. Поступив в Райчихинское медицинское училище, они оказались в одной комнате общежития, подружились, и с тех пор неразлучны. Трудно решить, что их сблизило. По-разному прошло их детство, что пришлось испытать одной, неведомо другой. Дорошкина решила стать акушеркой, Филатова – фельдшером. Вале Дорошкиной 21 год, а ей подруге в июле будет восемнадцать.

Это только на вид Валя Дорошкина «маменькина дочка». На самом деле её никогда не баловали в семье. Да и где там баловать, если кроме неё, у отца с матерью ещё восемь детей..

Начальник планового отдела Сивакского леспромхоза Александр Григорьвич Дорошкин и его жена Вера Мартыновна воспитывают своих детей так, чтобы они уважали труд людей и друг друга. Самой маленькой в семье, Галочке, пятый год. О ней думала Валя, глядя на обожжённого Мэн Сяньго. Мурашки бегали по коже, когда она представляла себе, что Галя могла бы оказаться на его месте.

А Валя Филатова, глядя на мальчика и слушая Ивана Андреевича, думала о своём. Ей было всего семь лет, когда умер отец. А через четыре года скончалась и мать. Валя и её младший братишка Витя были приняты в Белогорский детский дом. Тоска по материнской ласке не покидала Валю.

Операция прошла успешно

Короткая запись в истории болезни маленького Мэн Сяньго: «11 апреля. Пересадка кожи по Янович-Чайнскому. Под местной анестезией с области правого бедра передней поверхности у Дорошкиной взяты 94 участка кожи в виде островком размером 0,3х0,4 см и положены на гранулирующую поверхность правого плеча и предплечья мальчика».

Читая потом эту запись, Валя Дорошкина вспоминала, как всё было. Не один раз приходилось ей бывать в этой комнате с двумя большими окнами, с операционным столом в середине и бестеневой лампой над ним.

На этот раз она сама лежала на столе, вокруг неё хлопотали медсёстры и Валя Филатова. Здесь, в операционной, даже весёлая подружка казалась какой-то непривычно серьёзной и немного чужой.

Валя ни капельки не волновалась. Она знала, что всё будет хорошо. Ведь Иван Андреевич, хотя и старше её всего на каких-нибудь 6-7 лет, но он такой хороший хирург. А если и будет немножко больно? Подумаешь! Потерпит. Главное – помочь мальчику. Вот он на коленях у своей матери, которая сидит близко около стола. Мэн Сяньго не плачет, он только жалобно-жалобно хнычет.

Через четыре дня в истории болезни Мэн Сяньго появилась запись, где говорилось, что 56 участков (на этот раз кожи В. Филатовой) положены на гранулирующую поверхность правой щеки мальчика.

С каким нетерпением ждали подруги результатов пересадки! И сколько было радости, когда Иван Адреевич сказал, что всё в порядке.

Прав ли Иван Андреевич?

Как же вы ответите на это вопрос?

Что касается меня, то чем дальше я думаю надо всем, что услышал в Тыгдинской больнице, чем подробнее вспоминаю беседы с Иваном Андреевичем и двумя Валями, с Чан Тиин – матерью Мэн Сяньго, с работниками больницы, тем больше и больше склонен согласиться с хирургом. Да, ничего особенного в Тыгде не произошло. Рядовой случай, но как ясно через него просматривается душевный мир моих современников – простых советских людей.

Скоро Валя Дорошкина и Валя Филатова будут сдавать в медучилище государственные экзамены. Я не сомневаюсь, что они их сдадут, потому что более трудный экзамен – экзамен на душевную красоту они выдержали на отлично.

С. Иоффе.

Хэйлунцзянское телерадиовещание города Харбина решило снять документальный фильм под названием «Кровная дружба», в основу которого ляжет история китайского мальчика Мэн Сяньго. Съемочная группа будет работать в Благовещенске, Магдагачинском районе, а потом в Иркутске, где Мэн Сяньго целый год после операции проходил реабилитацию. Фильм будет посвящен 70-летию установления дипломатических отношений между Россией и Китаем. Его покажут в обеих странах.

В прошлую пятницу китайские телевизионщики побывали в Тыгде, вместе со съёмочной группой приехал и главный герой будущего фильма – 65-летний Мэн Сяньго. Журналисты разыскали в селе очевидцев спасения в 1958 году китайского мальчика, которые вспомнили эту историю и рассказали, как все было. С Мэн Сяньго встретились в Тыгде заместитель главы района по социальным вопросам С.В. Метальникова и автор этого материала. Светлана Викторовна вручила Мэн Сяньго атрибуты Магдагачинского района, они будут напоминать Мэн Сяньго о земле, на которой его спасли. «Я волнуюсь, но такое чувство, будто я вернулся на Родину. Россия — это моя вторая Родина! Меня здесь встретили очень радушно», — признался Мэн Сяньго. «Если бы я сейчас увидел этих врачей, я бы поблагодарил их за свою спасенную жизнь, за то, что сделали операцию по пересадке кожи возможной, те люди — мои спасители!», — добавил Мэн Сяньго. О себе он рассказал, что он крестьянин, живёт в деревне к северу от города Хэйхе, у него своё подсобное хозяйство. Очень любит свою жену, дочь и маленькую внучку.

Редакция обращается к жителям района: кто знал главного врача Тыгдинской районной больницы Ивана Андреевича Комарова, просьба отозваться и позвонить к нам в редакцию по тел.: (841653 ) 97 428.

На снимке слева направо: Валя Дорошкина, Мэн Сяньго и Валя Филатова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

77