Меню
16+

Информационная общественно-политическая газета «Вперёд»

31.03.2022 10:46 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12 от 31.03.2022 г.

«Медок»

Тунин Иван Иванович, 1913 года рождения.

На фронт призван Тыгдинским РВК Читинской области в 1942-ом. Несколько месяцев боевой подготовки проходил в Моховой Пади под Благовещенском. Боевой путь начинал под г. Ливны Орловской области. Участвовал в боях на Курской дуге в составе 109 стрелкового полка 74 стрелковой дивизии Брянского фронта, а затем в составе батареи тяжёлых миномётов освобождал Белоруссию и Польшу. Войну закончил в Берлине. Был несколько раз ранен. Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы» и многими другими. Имел благодарность Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина «За прорыв немецкой обороны на реке Одер, прикрывающей город Берлин с востока». Воинское звание ‒ сержант.

«Это было уже в Польше, в самом конце марта 1945 года. Наша миномётная батарея остановилась на окраине какого-то небольшого городка. Рядом стоял чудом сохранившийся крепкий дом. Осмотрели. Больше всего оценили такой же крепкий бетонированный подвал: «Хороший блиндаж! Только вряд ли он нам пригодится». Последние дни наступления шли быстро.

Вышли наверх. Во всём чувствовалась весна. Пригревало солнце, не слышно было ни орудийной пальбы, ни ружейной стрельбы, как будто и войны никакой нет. Перекусив, бойцы разлеглись на земле, как в былое время где-то на поле, передохнуть. Теплынь. Кто-то задумчиво обронил: «Дома уже посевная на носу». Второй, потянувшись, выдал своё: «Эх, сейчас бы в баньку, попариться, а потом бы чайку покрепче». «Да ещё бы с медком», ‒ добавил третий. Согласились, что неплохо бы. Помолчали. И в этом молчании каждый уже был мысленно там ‒ дома. Войне скоро конец, как ни крути, а что не всем доведётся дожить до Победы ‒ не хотелось и думать.

Послышался гул приближающихся самолётов. «Воздух». «А-а... Наши. Наверное, полетели Берлин бомбить».

Но тут случилось что-то не то. Головной краснозвёздный штурмовик лёг на боевой курс, за ним другой, третий. Вой пикирующих машин буквально смёл благодушное настроение. Успели заскочить в подвал. Пока где-то там разбирались, наверху был настоящий ад: грохот, сотрясались стены и, казалось, следующая бомба будет наша точно.

Отбомбившись, штурмовики ушли. Осторожно выглянули наверх. Там, где минутами раньше строили планы на будущее, зияла огромная воронка. Горели какие-то строения. Дымилась земля, в воздухе стоял горький запах сгоревшей взрывчатки и пожарищ. Ситуация всех вернула к жестокой реальности войны. Командир батареи смерил бойцов уничтожающим взглядом, окрестил всех доходчивым крепким выражением и объявил: «Разболтались! Наверное, не хотите домой вернуться. Докладываю вам: война ещё не кончилась. Сто раз вам было сказано: наш-не наш ‒ полезай в блиндаж!»

О Победе узнали спустя чуть больше месяца ожесточённых боёв на какой-то разрушенной улице в том самом Берлине. Невозможно передать те чувства, тот вопль радости, осознание главного ‒ жив. Не помню, что я кричал, паля из автомата, салютуя и Победе, и миру, и погибшим, и живым.

Давно это было, а тот «медок», что преподнесли нам свои же, по ошибке, запомнился. Война есть война. Что там говорить. А на войне бывает всякое».

Коротко усмехнувшись чему-то, Иван Иванович прищурил глаза, глядя куда-то вдаль, наверняка дальше заречных лиственниц и сосен. Скорее всего, спустя многие годы, мысленно он снова был «там». И рассказ этот в своё время я слышал от него на сенокосе. Пахло свежескошенной травой, а от вчерашних, уже подвядших рядков, волна нагретого июльского воздуха вдруг пахнула таким близким, таким родным медовым запахом.

В. КАНДЫБИН,

смотритель музея Локомотивного депо.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

31