16+

Информационная общественно-политическая газета «Вперёд»

Главная / Новости / Годы гражданской войны и интервенции в Тыгде
02.03.2018 11:37
  • 196

Годы гражданской войны и интервенции в Тыгде

После Февральской буржуазной революции в России 1917 года царь Николай Второй отказался от власти. В Большой Тыгде к этому времени появилось много политических ссыльных и каторжан, привнёсших в общество революционный дух.

Началась Великая Октябрьская революция. Общество разделилось на сторонников старого и нового режимов. Началось создание революционных рабочих, крестьянских и солдатских комитетов на местах. Весть о победе Великой Октябрьской социалистической революции вскоре донеслась и до Тыгды.

По свидетельству старейшего жителя Тыгды Т.С. Ключевского, в конце 1917 года в селе был создан Волостной Революционный комитет под председательством Александра Петракова.

В этом же году было учреждено общество Потребителей «Свет», председателем которого был избран П. Швецов. Правление находилось в здании бывшего тюремного ведомства.

Однако дальнейшему строительству советской власти помешала оккупация в 1918 году Дальнего Востока японскими и американскими войсками, которые пришли в Россию для помощи белогвардейцам в восстановлении порядка.

Японцы вошли в Большую Тыгду в сентябре 1918 года пешим строем с соседней станции Чалганы. Накануне их прибытия, числа 14-15 сентября, был сожжён железнодорожный мост через речку Тыгда (береговые опоры, промежуточные опоры и настил на промежуточных опорах тогда были изготовлены из дерева). Этой операцией руководил командир партизанского отряда в Большой Тыгде Михаил Иванович Круглов.

Часть японских войск с пушками и пулемётами ушла в Зею. К ним примкнули белогвардейцы и казаки станицы Черняево. Японцы двигались в Зею пешим строем и частично на подводах. Для этого мобилизовали гужевой транспорт почты и населения.

Под казармы в Тыгде японские солдаты заняли два железнодорожных дома по улице Станционной и дом по улице Бояринцева (напротив современного магазина одежды «Идеал», сейчас там стоит одноэтажный трёхквартирный дом).

Белогвардейская контрразведка располагалась в доме купца Юдина, сбежавшего из Большой Тыгды в октябре 1917 года (сейчас на этом месте новое здание, в котором расположен магазин «Мастеровой»).

На подворье купца располагались: жилой дом, конюшня, сеновал, складские здания и баня, в которой пытали арестованных – сочувствующих и помогавших партизанам. Здесь расстреливали, а трупы увозили в лес. По воспоминаниям Ивана Карповича Воловенко, зверствовал в контрразведке белогвардеец капитан Рябченко.

В ответ на агрессию интервентов на территории села Тыгда, как, впрочем, и по всему Дальнему Востоку, местные жители стали уходить в тайгу и организовывать партизанские отряды.

Японские интервенты жестоко расправлялись даже с теми, кто только подозревался в связях с партизанами, не говоря уж о самих партизанах. Самым страшным свидетельством зверств и злодеяний японских захватчиков является братская могила около вокзала.

По словам учителя В.Д. Силуянова, который занимался историей села Тыгда в 1950-х годах, не удалось установить точное количество покоящихся в братской могиле, несмотря на то, что Владимир Дмитриевич лично побеседовал по данному вопросу с пятнадцатью старожилами. Одни совсем ничего не вспомнили, другие же называли различные цифры.

Например, И.В. Архипов утверждал, что в могиле похоронено 9 человек. Это утверждение он основывает на рассказах своего отца, который в 1920 году лично свозил трупы к братской могиле из разных мест. Тем не менее, О.И. Шаврова предполагала, что там 13-14 человек, а по словам П.И. Кабанцева и М.Д. Гамайло, в братской могиле похоронено 18-20 человек.

Стоит всё же принять во внимание, что свозили уже совершенно разложившиеся останки и отдельные части тел, по которым сложно было установить точное количество погибших (в то время судебная медицинская экспертиза ещё не проводилась). Возможно также, что не все места расстрелов были обнаружены.

Таким образом, есть все основания предполагать, что число похороненных в братской могиле составляет 12-15 человек.

Другой, немаловажный вопрос – это фамилии расстрелянных. Как оказалось, большинство их – не тыгдинские, а потому их никто и не знал. Всё же некоторые фамилии в своё время удалось установить. Восстановлены также и обстоятельства их гибели.

В числе первых жертв японской интервенции были партизаны Ларион Сафронов (из Дактуя) и два его товарища (фамилии неизвестны).

Все они вместе с частью партизанского отряда прибыли в Тыгду, а так как следовать дальше было небезопасно, намеревались скрыться.

Как пишет В.Д. Силуянов в своём очерке «История посёлка Тыгда» (1959 г.), Сафронов с двумя товарищами оставили на время своих лошадей у знакомого Сафронову жителя Тыгды Николая Фёдорова.

Последний решил присвоить этих лошадей, но, зная, что владельцы рано или поздно предъявят свои права, выдал партизан японцам. Все трое немедленно были схвачены и расстреляны около западных семафоров – в начале современной улицы Первомайской.

Аналогичный случай произошёл и с двумя семьями (одна из них – Савченко) с прииска Воеводино (ныне Пионер). Приехав в Тыгду, они сдали свои вещи в багаж. Весовщик Путинцев, заметив, что в багаже пассажиров имеется много ценных вещей, решил присвоить их себе.

При помощи железнодорожного мастера по фамилии Рава, который сотрудничал с белогвардейцами, Путинцев выдал японцам пассажиров за партизан.

Эти две семьи содержались в леднике (за линией, напротив вокзала, сейчас по этому месту проходят железнодорожные пути) около месяца, ежедневно подвергаясь страшным пыткам. По рассказам местных жителей, ставших свидетелями этой страшной трагедии, жутко было слышать крики и стоны, доносившиеся из ледника.

Затем задержанных расстреляли в яме, где до этого местные жители добывали глину для собственных нужд. Рядом с этим местом сейчас «Кафе-бар» ИП И. Панюковой.

Необходимо отметить, что это не единственный случай предательства. Кроме выше-описанного случая, Рава выдал японцам Семёна Урезалова, у которого имелось охотничье ружьё.

Что касается обстоятельств смерти Василия Михайловича Шарикова, то В.Д. Силуянову удалось выяснить следующее. Японцам стало известно, что на охоте он убил медведя и, соответственно, имеет нарезное оружие, что и послужило поводом для его ареста. Неизвестно, сколько его держали, но недолго. При попытке к бегству он был ранен, а затем и заколот штыками.

Ещё один человек был расстрелян японцами при подъёме железнодорожного моста через реку Тыгда, который взорвали партизаны. Этот человек (не тыгдинский) был обнаружен японцами на путях при подходе к мосту и сразу же расстрелян. Никаких документов, удостоверяющих личность, обнаружено не было.

После пыток в леднике умер Винокуров и ещё несколько неизвестных людей.

Все они весной 1920 года были перезахоронены в братской могиле в сквере недалеко от здания железнодорожного вокзала.

Партизаны выловили и казнили предателей. В партизанском движении против японцев участвовали жители Большой Тыгды и прилегающих к ней селений в 1918-1920 годах.

По воспоминаниям старожилов удалось восстановить их имена:

С.С. Колесников – связной, Н.В. Солдаткин, А.Д. Тицкий, М.Н. Снегирёв, Н.Д. Крюков, И.П. Лизунов, П.А. Тайшин, М.И. Редькин, Н.И. Редькин, Б.Я. Федотов, В.А. Гринькин, В.М. Шариков, Т.С. Ключевской, М. Критиков, П.И. Кабанцев, А.А. Глазков, Ф.В. Белоусов, Стивкин, Мордовской и др. Командиры партизанских отрядов: Н.И. Чечетин и Ф.И. Журавлёв.

Явочные квартиры были в Ново-Покровке – у Стивкина, в Большой Тыгде – в доме №54 по улице М.И. Журавлёва (в настоящее время). Партизанское движение приняло такой размах и активность, что японские интервенты в феврале 1920 года покинули Амурскую область.

ПАМЯТНИК ПАРТИЗАНАМ

ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Началась мирная жизнь. В 1920 году Василий Михайлович Архипов, житель нашего села, находил в местах расстрелов останки погибших и на телеге свозил их на станцию, где они затем были преданы земле.

В одной братской могиле были похоронены и семья Савченко, и партизан Сафронов, и умерший от ран Журавлёв, и многие другие расстрелянные жители, чьи безымянные могилы удалось отыскать вокруг Тыгды.

В момент захоронения на могиле была установлена деревянная тумба-памятник, на которой была табличка с фамилиями погребённых. Но время не пощадило деревянный памятник.

В 1960-ом, в год 40-летия изгнания японских интервентов, после слёта участников партизанского движения в Тыгдинском районе, было решено поставить долговечный памятник.

Художественную часть отливали в Благовещенске (звезда, надпись, барельеф).

На братскую могилу был подсыпан грунт для холма.

Отделочные работы выполняли тт. Таразанов и Проц, а строительные – рабочие села: тт. Репенко, Ключевский, Блинов и др.

1 мая 1961 года в Тыгде состоялся митинг по случаю открытия нового памятника на месте братской могилы.

С этих пор появилась традиция: во время проведения любых праздников в Тыгде возлагать венки у памятника на станции.

Эта традиция сохранялась до 2002 года, пока для участников Великой Отечественной войны в центре села не был возведён отдельный памятник.

Пока стоит памятник, жива и память о тех, кто стал жертвой японских интервентов, ведь это наши с вами односельчане и земляки.

С. Борисов, по материалам Тыгдинского школьного музея.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх