Меню
16+

Информационная общественно-политическая газета «Вперёд»

30.11.2018 14:14 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Андрей Субботин: «Кресло министра — не благодарность за работу»

Главврач Приамурья — об итогах года работы, увольняющихся главврачах, медицине в районах и платных...

«Сложный и интересный» — так охарактеризовал Андрей Субботин свой первый год на посту министра регионального здравоохранения. Пора подвести небольшие итоги, но в плотном рабочем графике главного врача Приамурья сложно найти «окно». Поэтому мы без вопросов приняли предложение взять интервью в пути, пока будем ехать в Ромненский район, где в Братолюбовке на днях открывали новый ФАП. До конца года еще четыре фельдшерско-акушерских пункта в амурских селах справят новоселье. Раньше их только закрывали. Что изменилось в приоритетах амурского здравоохранения, куда направят векторы развития, как больницы выходят из «кредиторской кабалы», будут ли расширять онкологический диспансер? Ответы на все вопросы — от первого лица амурского минздрава.

Пациент на первом месте

-Андрей Юрьевич, Субботин до вступления в должность министра и после года работы на этом посту — это два разных человека? 

-Человек остался тот же. Пришло несколько иное понимание путей решения многих проблем в медицине. Когда работаешь простым хирургом, почти все зависит лично от тебя, от твоего таланта, мастерства, профессионализма. Когда руководишь больницей или поликлиникой, многое зависит уже от взаимодействия с коллегами по профилю, диагностами, врачами смежных специальностей, но львиную долю вопросов можно порешать путем организации процесса в конкретном лечебном учреждении. А с высоты министерского поста я не только вижу весь комплекс проблем, стоящих перед здравоохранением Амурской области, я обязан их решать. Кресло министра — это не благодарность за работу. Это необходимость трудиться по 12 часов в сутки, а то и больше. Чтобы, с одной стороны, сохранить все лучшее, что было наработано за долгие годы, а с другой — обеспечить разумное реформирование отрасли. —

-Какие проблемы первоочередные? 

-У нас в медицине все проблемы первоочередные. Такая отрасль, к сожалению. Мы ведь не коммерческий банк, где можно ранжировать проблематику по уровню бизнес-рисков. У нас люди, их боль, жизнь. Понятно, что изменить все и сразу, как хотелось, не удается, но по некоторым направлениям мы заметно продвинулись за год. Мне не стыдно оглядываться назад, вспоминая, что сделано за этот год. —

Начал со Сковородина

-Что конкретно сделано? 

Помните, когда год назад вы у меня брали интервью, в СМИ обсуждали откровения врачей Сковородинской больницы? Это была одна из самых горячих тем. Первый район, куда я выехал и начал с населением работать, Сковородинский. Там была масса претензий к медицине: больница в глубочайшей кредиторской задолженности, не на что было покупать питание, медикаменты… В северном районе не было баклаборатории. Сегодня это помещение капитально отремонтировано, мы заказали современное оборудование для исследований и до конца года эту баклабораторию откроем. Три машины скорой помощи поставили в больницу. Провели очень много ремонтов. Медицинские работники получили четыре квартиры. Совместная работа с главой района Алексеем Прохоровым дала такой результат. Больница выходит из кредиторской задолженности, появился ресурс для развития.

-Какие больницы полностью погасили «кредиторку» и где вопрос еще стоит остро? 

— Тамбовская, Шимановская, Свободненская и еще ряд больниц полностью избавились от долгов. Многие «кредиторку» снизили. Где не сумели стабилизировать финансовое состояние, это в Благовещенской горбольнице. Там очень серьезные перекосы в расходах, заработной плате, оказании платных услуг. В штате находится 120 человек, которые работают именно по этому профилю, и 90 процентов денег, которые зарабатывает больница на платных услугах, они тратят на свою заработную плату. 120 человек себя очень комфортно чувствуют, но при этом больница не развивается за счет платных услуг. Конечно, население недовольно: бесплатно тебе помощь не оказывают, но за деньги готовы оказать прямо сейчас.

Пятую часть автопарка «скорых» обновили

-Какие еще точки роста есть у амурской медицины? 

-Если брать отрезок моей годовой работы, с ноября прошлого года по настоящее время, то автопарк специализированных машин скорой помощи пополнился на 35 единиц. 14 автомобилей мы получили еще перед новым годом. Еще на 21 машину пополнится автопарк «скорых» в этом году. Это все транспорт, который мы получаем по линии Минпромторга РФ.

Плюс за счет средств лечебных учреждений две машины «Нива» и УАЗ получила Мазановская больница и санитарный автомобиль — Прогресс. Один автомобиль для медиков приобрел Сковородинский район. В Шимановской ЦРБ автопарк обновится на две технические единицы за счет средств районной администрации. Всего у лечебных учреждений Приамурья на ходу порядка 800 автомобилей, из них 153 — это машины скорой помощи. И пятую часть «экстренного автопарка» мы в этом году меняем на новые машины. Это серьезный фактор, который влияет на качество оказания скорой медицинской помощи.

О кадровых рокировках

-Какие вопросы решать было труднее всего? 

-Пожалуй, кадровые. Когда я пришел на должность министра в прошлом году, у меня на столе уже лежало 9 заявлений главных врачей об увольнении, подписанных моим предшественником. И часть лечебных учреждений области уже была без главных врачей. Плюс вот эти девять заявлений.

-Чего главные врачи так испугались? 

-Я начал разговаривать с каждым. У них не было уверенности в завтрашнем дне. Кредиторская задолженность, отсутствие видения выхода из тупиковой ситуации, отсутствие перспектив… При этом нужно было выполнять задачи, поставленные президентом России, по повышению заработной платы врачам, среднему и младшему персоналу, по улучшению показателей качества оказания медицинской помощи населению. С таким вот моментом мне пришлось столкнуться. Стал вникать, проводить управленческие рокировки.

-Это дало эффект? 

-Приведу конкретный пример. Поселок Прогресс: в больнице нет машины, нет оборудования, кредиторская задолженность, зарплату не платят, население недовольно. При встрече с коллективом лечебного учреждения, депутатами, главой поселка был виден конфликт всех со всеми. В диалоге с медиками прозвучало предложение: пригласить главврачом человека, который когда‑то возглавлял эту больницу, а сейчас работает в системе ФСИН. Вернули. А что делать с прежним главврачом Альпериновой? Уволить? Это самый простой вариант. Не нашла она общего языка с местными властями, но есть определенный опыт работы, есть задатки. Сегодня Ольга Андреевна успешно возглавляет Михайловскую районную больницу, где раньше была точно такая же кризисная ситуация. Мы сделали рокировку, и работа двух больниц стабилизировалась.

Свободненский медицинский прорыв

-Многие главврачи сегодня завидуют Свободненской больнице, в которую идет столько финансовых вливаний. 

-Свободненский район — это самая динамично развивающаяся территория Приамурья, где идет прирост населения. И этому радоваться надо. Сюда приезжают высококлассные профессионалы для космодрома, Газпрома и Сибура, которые видели другой уровень современной медицины. И от нас требуют конкурентоспособности. Там многое сделано в плане ремонтов и обновления оборудования. До конца года по программе развития города Свободного они получат на 20 миллионов рублей современную аппаратуру слежения и для искусственной вентиляции легких, эндоскопические стойки и многое другое. Это все рабочее оборудование для хирургии, реанимации, сосудистого направления, которое позволит поднять медицинскую помощь на качественно новый уровень.

Вы помните, сколько поступало жалоб на гинекологическое отделение, что там ненадлежащие условия для пациенток? Теперь их нет. Потому что провели косметический ремонт — палаты теперь все двухместные, установили душевые кабинки; операционную сделали. На реконструкцию женской консультации, которая идет в настоящий момент, затратили 246 миллионов рублей. В начале следующего года запустим там новый компьютерный томограф. Отделение скорой помощи привели в порядок, теперь дошла очередь до инфекционного. В следующем году мы его реконструируем полностью. Планировали потратить 25 миллионов, а сейчас сумма выросла уже до 30 миллионов.

-Настоящий свободненский медицинский прорыв. 

-А начали с самого основного — с того, что мы стабилизировали Свободненскую больницу финансово. У них появились деньги, и сейчас они не имеют даже текущей кредиторской задолженности, то есть полностью закрывают потребности лечебного учреждения. Это позволяет им использовать современные медикаменты и расходные материалы в том количестве, которое необходимо, часть денег направить на развитие. —

В перспективе там строительство родильного дома на 50 коек, возведение новой поликлиники мощностью на 1300 посещений в смену и создание современной инфраструктуры в стационарных условиях. И на следующий год еще запланирован капитальный ремонт городской поликлиники. Уже закупили рентгенологическое, ультразвуковое и другое оборудование на 30 миллионов, что позволит подтянуть первичное звено. Но это только первый шаг.

-Какой второй? 

Это кадровый вопрос. Сегодня там тоже не хватает хирургов и других специалистов. Но как только люди увидят реальную перспективу, врачи поедут туда. Я думаю, что в ближайший год-два мы увидим результат. В медицине нет быстрой отдачи, как в экономике. Показатели появляются только через год, два, три после того, как мы начинаем в этом направлении работать. То, что отремонтировали больницу, легко увидеть. Но мы же ремонт делаем не для того, чтобы глаз радовало. Основная‑то задача, чтобы люди были здоровы, меньше болели и не умирали. Начиная с ремонта, мы понимаем, что потом человек должен прийти, чтобы ему поставили диагноз, потом его надо пролечить. Главный наш приоритет — здоровье и продолжительность жизни людей.

Почему не работают МИСы

-У нас низкая информационная интеграция больниц между собой. Почему не везде работают медицинские информационные системы? 

-Мы уже давно двигаемся в этом направлении. Перед нами стоит задача, чтобы любой пациент видел и свою медицинскую карту, и результаты своего осмотра — какие у него результаты анализов, что за диагноз ему поставили. Очень часто мне задают вопросы: «Почему доктор померил мне давление, а оно было не такое, как записано в карте?» или «Мне рецепт дали на одно лекарство, а в карте почему‑то записано другое название?» Информатизация внедряется не только для того, чтобы пациент имел сведения о состоянии своего здоровья и мог его контролировать. Она позволяет контролировать работу врача на всех уровнях.

-Может, поэтому МИС с трудом продвигается? 

-Не поэтому. Проблема комплексная. Первое — это рабочее место врача либо фельдшера, медсестры, оснащенное современным компьютером. Далее — сеть электронная должна быть. Третий момент — это хранилище для информации, а четвертое — программа, по которой работать. Вот что такое информатизация в целом. А теперь давайте посмотрим на всю цепочку. Хорошо, обеспечим 100 процентов медиков компьютерами, а интернет у нас во всех населенных пунктах области есть? Нет. Ромненская больница получила недавно больше 20 компьютеров — есть возможность их установить в новом ФАПе в Братолюбовке и затем в Новониколаевке, где тоже скоро будет новоселье. Но для этого еще должна быть доступность в Сети — интернет с определенной скоростью передачи информации. Мы защищаем национальный проект и до 2024 года должны полностью закрыть этот вопрос.

К каждой ЦРБ свой подход

-В Ромнах прекрасная поликлиника, которую возвели в начале нулевых. Численность населения уменьшается, и уже нет такого количества больных, которых там можно лечить. Площади не востребованы, а больница несет огромные расходы на коммунальные услуги. —

Один из вариантов — передать помещение под квартиры, в том числе и для медиков. В Ромненском районе отличная экология, микроклимат. Можно открыть реабилитационный центр — тем же медикам показать перспективу развития. Или сделать хороший социальный приют для одиноких пожилых людей — тем самым мы создадим для жителей района рабочие места. Сейчас с главой района плотно в этом плане работаем.

К каждому лечебному учреждению у нас индивидуальный подход. В Ромненской больнице можно пустующее здание реконструировать, передать в аренду. Если брать Архаринский район, там больницу нужно ремонтировать и восстанавливать. А в Зейской ЦРБ есть деревянное здание еще 1905 года постройки, которое надо просто сносить. Стены уже прогнившие, нет вентиляции, канализации, отсутствует вода в помещениях. Зачем их содержать и платить 15 миллионов за коммунальные услуги, когда рядом стоят полупустующие здания?! Да, может быть, кому‑то неохота переезжать, что‑то менять в этой жизни. Но в данном случае перемены в положительную сторону. Во-первых, мы переселяем людей в безопасные и более комфортные условия, и плюс экономим серьезные деньги, которые можно направить на другие цели.

Химиотерапия в районах

-Во время обследования жителей Ромненского района получили неожиданный результат: заболевание раком возросло по сравнению с 2017 годом на 50 процентов. Колоссальный рост. С чем это связано? —

-Вот и мы стали разбираться: хорошо это или плохо? В показателях, конечно, плохо. Но часть людей, несмотря на грозный диагноз, проживут еще довольно долго. Потому что онкологическую патологию у них выявили на начальной стадии. И это хорошо. Вот ради этого мы и ездим по селам. Запустили совместный проект министерства здравоохранения Приамурья, Амурского медицинского колледжа и медицинских учреждений области «Путь к здоровью» и привлекли волонтеров — студентов медицинского колледжа.

-Наши читатели жалуются на то, что в онкологический диспансер сложно попасть на госпитализацию. Там большая скученность в палатах — лежат по 5—6 очень тяжелых больных, не во всех палатах есть санузлы, даже проходов нормальных нет. Планируется ли строить дополнительное здание для диспансера? —

-Давайте разберем эту тему. Все виды злокачественных опухолей, какие только существуют, мы пытаемся оперировать в онкологическом диспансере. Так было всегда. И теперь представьте: человеку поставили диагноз, и ему необходимо пройти курс химиотерапии. Что это такое? По большому счету должен быть специалист — это врач-онколог, который назначит лечение, медицинская сестра, прошедшая специализацию, и необходимые препараты для внутривенных инъекций. Все! А вот что у нас происходило до недавнего времени: все пациенты, которым назначают химиотерапию, со всей Амурской области собирались и приезжали в Благовещенск. Здесь врач назначал лечение, медсестра в определенные дни ставила внутривенные уколы, и они лежали в диспансере. А других пациентов, которым необходима хирургическая операция, не могли госпитализировать для оказания оперативного лечения, потому что все койко-места заняты. А ведь при таких диагнозах счет идет на дни и часы. Вы считаете это правильно?

-Наверное, нет. 

-И представьте себя на месте онкологического пациента, которому не требуется оперативное лечение, а только введение внутривенных препаратов. Может быть, он себя не очень хорошо чувствует, но из Тындинского района ради инъекций вынужден был за сотни километров ехать в областной центр. Что мы уже сделали в этом направлении? Мы открыли две койки этого профиля в Зее, такие койки появились в Тынде, Белогорске, Райчихинске. И сегодня курс химиотерапии человек может пройти у себя в районе. А онкологический диспансер нужно задействовать именно в тех видах помощи, которые мы в принципе не можем создать в районах. Это оперативное лечение раковых больных, гистология, радиология, другие виды специализированной помощи, в том числе высокотехнологичной.

-У вас были какие‑то разочарования за этот год? В чем? 

-Никаких абсолютно. Я понимаю, что это работа. Если что‑то не удается сегодня сделать или мы понимаем, что это даже завтра нельзя сделать, то, наверняка, это можно будет сделать послезавтра. Главное — поставить цель и двигаться в том направлении.

Источник: https://www.ampravda.ru/2018/11/29/085611.html

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11