Меню
16+

Информационная общественно-политическая газета «Вперёд»

29.03.2019 13:20 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12 от 29.03.2019 г.

История Новопокровской церкви

Крест на кладбище в Ново-Покровке.

Село Ново-Покровка, как и ряд соседних с ним селений, возникло в 1904 году. Спустя четыре года через неё прошёл Зейский тракт, при описании которого капитан генштаба Гордеев насчитал в этом селении 12 дворов. В том же году, размечая крестьянские наделы, землемеры переселенческого управления определили в селе места под церковь и школу...

Само строительство было отложено до лучших времен. А пока население постепенно росло, рождались дети, молодые играли свадьбы – всё это не могло обходиться без присутствия священника, а ближайшая церковь была только в Черняево да в Зее – 50 и 105 вёрст соответственно, а по тем меркам это сутки-двое пути на лошадях.

С началом строительства Амурской железной дороги увеличилось и население (большей частью православное), появились новые деревни по реке Тыгда, вдоль линии будущей железной дороги – всё это вызвало необходимость присутствия постоянных приходов. Из всех селений в районе современного Тыгдинского сельсовета на 1910 год самым крупным была Ново-Покровка-2 – 193 жителя обоего пола, это и стало решающим доводом у высшего духовенства в пользу открытия в ней православного прихода. Кроме того, стояла деревня на Зейском тракте и неподалёку от строящейся железной дороги.

16 августа 1911 года священник недавно открытой Овсянковской церкви Михаил Климовский в своём письме обращается к Ново-Покровскому-2 сельскому старосте, где предлагает вынести на обсуждение обществу вопрос об открытии прихода и строительстве в селе церкви. «Приговор общества» был положительным и подписан, как того требовали правила, большинством всех утверждённых домохозяев. Затем бумага была передана о. Михаилу для дальнейшего ходатайства.

Надо упомянуть, что по существовавшим законам «о самоуправлении» от каждого двора для решения важных вопросов назначался один представитель, как правило, это был мужчина, глава семьи. Общество представителей селения или посёлка на несколько лет избирало старосту, который наделялся небольшими полномочиями, получал казённую печать, имел право ходатайствовать перед вышестоящими начальниками от имени общества.

Ждать пришлось почти месяц. 20 сентября 1911 года в письме от заведующего Черняево-Зейским подрайоном Александра Константиновича Константинова перед Ново-Покровским сельским старостой был поставлен ряд организационных вопросов, касающихся будущего строительства. Например, на какие средства будет строиться церковь – ссуда или пособие, каким способом – хозяйственным или подрядным, какое участие примут жители Ново-Покровки и соседних селений, имеется ли в окрестностях пригодный для данного строительства лес и прочее.

Чтобы помочь сельскому старосте Якову Кобзарову грамотно ответить на все эти вопросы, Михаил Климовский, знавший реальное положение дел в деревнях, на следующий же день готовит для него черновик ответа, в котором формулирует такие предложения. Во-первых, из-за отсутствия собственных средств у населения по причине неурожая и возможного голода строительство будет проводиться за счёт безвозвратного пособия из казны.

Во-вторых, строиться церковь и причтовый дом будут хозяйственным способом силами общества с обязательным надзором за расходованием средств. Контроль за этим поручается священнику Михаилу Климовскому и одному из техников переселенческого участка. Лес будет вывозиться жителями Ново-Покровки и соседних сёл, которые все были православные, бесплатно, благо, хороший лес есть в непосредственной близости – Усть-Желтунакский, Угадаевский и Ивановский участки. Насчёт размеров церкви и дома для священников предлагалось решение принять самой Епархии, согласно действующим нормам.

В очередном письме от 27 декабря 1911 года заведующий подрайона Константинов уточняет цены вывозки и указывает размеры брёвен для постройки – 5-8 вершков, порода дерева – сосна и лиственница.

В следующем письме от 5 января 1912 года Константинов предлагает старостам Усть-Умлекана (там тоже строилась церковь) и Ново-Покровки-2 выбрать по 2 представителя от общества во временный строительный комитет, в состав которого уже включён священник Овсянковской церкви Михаил Климовский, а председателем был сам Константинов. Одним из представителей предлагается избрать местного сельского учителя «как лицо интеллигентное и близко стоящее к обществу».

В своём письме от 7 января 1912 года Ново-Покровский староста просит заведующего подрайоном помочь определиться с местом для будущего строительства. Дело в том, что, по словам главы, жители села разделились на два лагеря. Одни сельчане – 7 домохозяев – соглашались строиться на отведённом ещё в 1908 году месте «возле казённого колодца». Другие жители – 14 человек – пожелали видеть новую церковь в самом центре села «напротив 7-го пикета 50-й версты Зейского тракта», как более удобном для всех сельчан. Все фамилии были указаны, многие из них подписались собственноручно. На полях этого письма 10 января 1912 года Константинов написал резолюцию, в которой согласился с большинством и приказал свозить лес в центр села.

Через два дня заведующий Черняево-Зейским подрайоном сообщает сельскому старосте, что «постановлением Областного по крестьянским делам Присутствия от 16 декабря 1911 года разрешено в безвозвратное пособие на постройку храма и причтовых домов 10 тысяч рублей».

Дальше переписка приостанавливается, начинается строительство. Архивные документы этот момент не зафиксировали.

В письме от 30 июня 1912 года сельскому старосте Константинов предлагает собрать средства с прихожан на закупку церковной утвари и облачения. При этом в метрической книге Ново-Покровской церкви «О рождении» уже имеется запись о крещении 29 июня 1912 года младенца Леонида, сына крестьянина посёлка Тыгда Михаила Ефремовича Буйнина. Священник указан Никита Ветров, псаломщик – Павел Ветров.

Сообщение об открытии прихода в Благовещенских Епархиальных Ведомостях появилось впервые в №14 за 1912 год. Там указывался также и размер годового жалования причту: священнику 600, псаломщику 200 рублей, на содержание домов – 200 и 100 рублей соответственно, и 150 рублей выделялось причту на разъезды по селениям прихода, список которых утверждён в следующем номере (№15-16 за 1912 год): «Определением Епархиального начальства, состоявшимся 12-17 июля 1912 года №222 и 2167, ...включены в состав Овсянковского …и Ново-Покровского переселенческих приходов, а именно... в состав Ново-Покровского: с. Ново-Покровка, Фёдоровка, Угадаевка, Берёзовка-Вторая, Горки, Алексеевка, Воловьи Лужки, Тыгда, Весёлополянское, участки Тихеевский и Костромской». Чуть позже, 24 августа 1912 года, в состав этого прихода включён и посёлок Ивановский, «находящийся в 38 верстах от с. Ново-Покровского».

Таким образом, население Ново-Покровского переселенческого прихода составило на тот момент около тысячи человек, что почти равнялось численности других соседних приходов – Черняевского, Магдагачинского или Ушумунского.

25 января 1913 года в письме Овсянковский волостной старшина Гречкосей предписывает Ново-Покровскому старосте немедленно, в срок до 10 февраля 1913 года, застраховать все здания, построенные за счёт казны. При этом сделать это «всецело за счёт сельского общества, не надеясь на казённое страхование».

Псаломщик Павел Ветров с 23 августа 1913 года меняется на Иакова Коробко, который 24 января 1914 года переводится на Сахалин, а на его место 14 марта 1914-го приходит Матвей Зотов.

У священников тоже замены. 18 ноября 1914 года священник Никита Ветров переезжает на новое место службы в Приморье, а с апреля 1915 года новый священник, слушатель Московских Пастырских курсов Пётр Швецов проводит обряды в Ново-Покровке. С 19 января 1916 года о. Пётр Швецов назначается разъездным священником, «…с оставлением …в Ново-Покровском …приходе Амурской области». С 1 июня 1917 года за церковью числится бывший Овсянковский священник Михаил Климовский, который, с ведома Благовещенской Епархии, реально исполняет свои обязанности в селе Волково.

А жизнь в селе и округе шла своим чередом, пока не начались известные события 1917 года и следующие за ними Гражданская война и японская интервенция.

Церковь была закрыта в 20-е годы прошлого века, здание передано сельской начальной школе. О судьбах священнослужителей на данный момент ничего не известно. Через несколько лет, в 1936 году, в результате поджога одним из жителей, здание бывшей церкви сгорело.

Сейчас, по прошествии столетия, уже ничего не напоминает о былом. Главная улица села, по которой когда-то проходил оживлённый Зейский тракт, стоит в тишине, и лишь изредка летом какой-нибудь грибник или отдыхающий пройдётся по ней. Шумная автодорога Тыгда-Зея в 60-е годы прошлого столетия прошла далеко в стороне от Ново-Пок-ровки. Дома жителей исчезли, и только фундаменты печек да кусты смородины и черёмухи кое-где напоминают о существовании здесь большого русского поселения в два десятка домов, с необычным прошлым в шесть десятков лет.

В июле 2014 года по инициативе Магдагачинского казачьего общества и при поддержке о. Игнатия из Магдагачинской церкви на старом сельском погосте у дороги установлен Поклонный крест в память о первых переселенцах.

С. Борисов, с. Тыгда.

По материалам Амурского областного архива.

Дорога через село — Зейский тракт.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

72