Меню
16+

Информационная общественно-политическая газета «Вперёд»

25.03.2022 11:42 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 25.03.2022 г.

«Скорая медицинская помощь» − наша самая большая головная боль

фельдшеров и водителей, невозвращающиеся «целевики», извечный кадровый вопрос и бесконечный поиск путей его решения... Как живёт местное здравоохранение сегодня, в интервью нашей газете рассказал исполняющий обязанности главврача Магдагачинской больницы Владимир Савиных.

‒ В октябре прошлого года, когда мы общались с бывшим главным врачом Т.Н. Рыжовой, нам сообщили, что штат больницы пополнился восьмью новыми специалистами. Владимир Вячеславович, расскажите, как изменилась ситуация с их приходом?

‒ Нам стало значительно легче дышать. Однако первое впечатление оказалось обманчивым: трое из этих докторов уже уехали. Произошло это по независящим от нас причинам, по семейным обстоятельствам.

Появились долгожданные врач-невролог и эндокринолог. Участковый врач-педиатр продолжает работать в Сиваках и очень хорошо нам помогает. Про участковую службу я вообще молчу, эти доктора находятся на передовой. Но специалисты узкой направленности облегчают их работу: и диагноз поставить проще, и корригировать лечение. Не нужно тратить время на то, чтобы отправлять пациента в областную или Зейскую поликлиники, а пациентам не нужно тратить на это деньги.

Продолжают находиться с нами врач-терапевт, врач-окулист (по совместительству ЛОР), врач-хирург. Приём ведётся. Но кадровые проблемы остаются, от них никуда не деться. На данный момент нам нужен участковый врач-терапевт, а также очень большая проблема с фельдшерами «скорой медицинской помощи». Сиваки и Ушумун, по сути, стоят «пустыми» ‒ там всего по одному фельдшеру. Ехать к нам особо никто не хочет, несмотря на имеющиеся преференции.

К тому же, в условиях пандемии медицинские работники стали весьма востребованы и в областном центре. Сейчас довольно легко устроиться в городе Благовещенске. Работая в ковидных госпиталях, они хорошо зарабатывают, и выплаты, которые можно получить здесь, уже не кажутся столь привлекательными.

‒ Тогда же, в октябре, ждали приезда врача анестезиолога-реаниматолога. Дождались?

‒ Да. Анестезиолог-реаниматолог приехала по программе «Земский врач», трудится. Пациентов, нуждающихся в экстренной оперативной помощи, мы теперь не отправляем в Зею, а лечим на месте. Анестезиолог-реаниматолог и хирург работают в связке, в этом плане ситуация более-менее наладилась. Конечно, если патология тяжёлая, и хирург видит, что может не справиться, мы всё же направляем пациента в Зею или вызываем санавиацию, которая помогает нам оказывать помощь.

‒ Кадровый вопрос в районном центре частично решился, а что с остальными населёнными пунктами? Как оказывается медицинская помощь там?

‒ Работают две врачебные амбулатории – в Ушумуне и Тыгде, участковая больница в Сиваках. Во всех поселениях имеются фельдшерско-акушерские пункты. И во всех, кроме Толбузино, есть фельдшеры или медсёстры, исполняющие их обязанности. Вся медицинская помощь в первую очередь оказывается ими.

Также работают 4 станции «Скорой медицинской помощи» ‒ в Ушумуне, Сиваках, Тыгде и Магдагачи ‒ каждая из которых обслуживает свой район. Но проблему я уже озвучил: существует жёсткая нехватка фельдшеров. В результате получается, что одна «скорая» работает на разрыв, а время ожидания увеличивается. Пациенты ждут машину по несколько часов. Буквально недавно был такой случай. «Скорая» была одна, работала в Тыгде, занималась транспортировкой тяжелобольных пациентов. Двух привезли в Магдагачи, ещё одного ‒ в Зею. Поэтому, сами понимаете, говорить об оперативности не приходится.

‒ То есть вопрос только в кадрах? Или суть кроется в чём-то ещё, например, нехватке машин «скорой помощи»?

‒ Нет, автомобилей достаточно. Только в прошлом году в рамках нацпроекта «Здравоохранение» мы получили 9 машин, которые были приобретены на средства областного бюджета и безвозмездно переданы нам. Три из них ‒ новые «скорые» класса В, или так называемые «реанимобили». Они полностью оснащены всем необходимым оборудованием. Две работают в Магдагачи, ещё одна ‒ в Тыгде. В Сиваки и Ушумун машины пока переданы не были, просто потому, что на таком оборудовании в этих населённых пунктах трудиться некому. Как только появятся фельдшеры, реанимобили отправятся туда и будут использоваться по назначению.

Остальные транспортные средства ‒ санитарные. С их помощью, например, осуществляется транспортировка биоматериалов. Часть из них пока находится в резерве, потому как кроме фельдшеров не хватает ещё и водителей. Особенно это чувствовалось в разгар пандемии. Тогда нагрузка была колоссальная, но теперь стало легче. Наблюдается хороший спад заболеваемости коронавирусом. По сравнению с пиком, она снизилась в 4-5 раз. Тогда у нас на лечении находились порядка 260-ти пациентов, сейчас ‒ 57. Разница ощутимая.

‒ Принимаются ли руководством Магдагачинской больницы и администрацией района какие-либо шаги по привлечению к нам фельдшеров?

‒ Естественно, эта работа ведётся. Мы находимся в тесном контакте с Амурским Медицинским Колледжем, раз в год ездим на так называемый «закуп»: когда идёт распределение среднего медицинского персонала, заключаем договоры. Стараемся всячески заманивать специалистов к нам, размещаем объявления о поиске сотрудников на всех возможных сайтах. Со стороны администрации также проводится агитационная работа, кроме того, предоставляются бесплатное жильё, доплата в первые годы работы, подъёмные на переезд.

− Наверное, нехватка кадров обусловлена и тем, что некоторые студенты, получающие образование по целевому направлению, потом по каким-то причинам не возвращаются на место, откуда были командированы на учёбу?

− По среднему медперсоналу у нас таких ситуаций не возникало, но были по врачебному. По этим фактам до сих пор идут судебные разбирательства. У нас были заключены договоры с врачом-хирургом и врачом-окулистом, но они нашли себе более «тёплое место». Хотя я могу их понять: молодые семьи, им нужно поднимать детей, и хочется дать им больше, чем может позволить посёлок Магдагачи. Но Министерство здравоохранения заплатило за их ординатуру большие деньги, и проблему нужно решать. Мы же не понесли колоссальных финансовых убытков, и скорее были заинтересованы в кадрах, которых лишились, но, к счастью, на их место пришли другие доктора, и даже если они захотят вернуться, взять их нам будет некуда. Ставки, которые они упустили, теперь заняты.

− Каких улучшений в сфере здравоохранения на местном уровне мы можем ждать в текущем году?

− Поступления автомобильной техники пока не предвидится, но к нам должна прийти аппаратура для проведения ЭКГ, 2 двенадцатиканальных электрокардиографа. Год только начался, возможно, будет поступать и что-то ещё. В апреле планируется очередной выезд в Амурский Медицинский Колледж, затем – в Медицинскую академию в городе Благовещенске для заключения договоров с молодыми специалистами.

Хотелось бы заметить, что некоторые люди считают, что мы совсем не работаем. Это не так. Согласитесь, не каждый год нам могут выделять по 9 машин, по 8 специалистов, новую аппаратуру. Кроме Магдагачинского в области ещё 13 районов, а также 6 муниципальных округов. И в каждом из них есть свои учреждения здравоохранения и свои проблемы. У нас нормально функционирует стационар, детская и женская консультации, поликлиника, в которой мы сейчас делаем ремонт, чтобы пациенты могли чувствовать себя комфортнее. В некоторых районах не видят и этого.

И нам продолжают оказывать поддержку. Так, например, для амбулаторных ковидных пациентов область бесплатно предоставляет лекарственные препараты, а ещё – экспресс-тесты. Если бы мы приобретали их за свой счёт, было бы гораздо тяжелее в финансовом плане.

Самая большая наша головная боль – это оказание скорой медицинской помощи. Всё остальное более-менее укомплектовано. Как только появятся фельдшеры, мы сразу начнём их устраивать, давать жильё и всё необходимое для работы. Их приезд мы примем за счастье.

В больнице я не первый год, и могу сказать, что работать стало сложнее. Были нюансы и раньше, они есть во все времена. Но теперь изменился сам статус медработника. Пациенты начали относиться к нам потребительски, с некоторым пренебрежением, и стали смотреть на нас как на обслуживающий персонал. Но мы продолжаем работать, несмотря ни на что.

Интервью вела Анастасия Смирнова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

349